К 25-летию ФСНП России

Уважаемые коллеги!

Вашему вниманию предлагаются эксклюзивные материалы «первопроходцев» о создании и деятельности федеральных органов налоговой полиции России

Так создавалась Служба
1 1 (© Воспоминания генерал-майора ФСБ, генерал-лейтенанта налоговой полиции в отставке Валерия Борисовича Ямпольского. Начало)

Материализация идеи

Шел к завершению насыщенный эпохальными событиями 1991 год. Продолжалось начавшееся после августовских событий реформирование (обрушение) органов государственной безопасности. 22 октября Государственный совет еще существовавшего СССР своим постановлением упразднил КГБ СССР. 26 ноября Указом Президента РСФСР № 233 образованный в мае 1991 года КГБ РСФСР преобразован в Агентство федеральной безопасности (АФБ) РСФСР. Менее чем через месяц -19 декабря - Б.Н. Ельцин подписал указ об образовании Министерства безопасности и внутренних дел-МБВД, в которое должны были войти межреспубликанская служба безопасности -МСБ, АФБ, Центральная служба разведки (в настоящее время СВР) и все подразделения двух министерств внутренних дел - СССР и РСФСР. Министром МБВД был назначен В. П, Баранников, в то время министр внутренних дел уже не существовавшего СССР и близкий к Б. Н. Ельцину человек. Мне выпала честь служить в тот период заместителем директора - начальником Главного управления по работе с личным составом АФБ РСФСР. Руководящему составу - В.Иваненко - директору АФБ, В.Поделякину -1-му заместителю директора, руководителям подразделений С.Алмазову, Ю. Чичелову, С.Ледовскому и другим, придерживающихся идеологии демократического развития, было ясно, что создание МБВД может привести к возврату в прошлое, в 30-е годы, к НКВД, когда органы безопасности то входили в состав наркомата внутренних дел, то исключались из него. История показала, что ничего хорошего для граждан страны эти объединения не приносили. Вместе с А.С.Пржездомским, в то время помощником директора АФБ, автором идеи обращения в Конституционный Суд, встретились с руководством только что созданного Конституционного Суда РСФСР во главе с В.Д.Зорькиным, выяснили порядок обращения в Суд и рассмотрения заявлений граждан и организаций. Нам подсказали, что лучше всего по вопросу такого уровня было бы обращение депутатов Верховного Совета РФ. Комитет по обороне и безопасности Верховного Совета РФ поддержал нашу инициативу, подготовил обращение, правда, платить госпошлину отказался, мы собрали нужную сумму. Конституционный Суд РСФСР на заседании 22 января 1992 года признал Указ Президента о создании МБВД не соответствующим Конституции. Примечательно, что это был первый прецедент в новейшей истории России. Указ Б. Ельцин отменил и к 24 января - новым указом - создал Министерство безопасности (МБ РФ), назначив министром В. Баранникова. Все мы оказались за штатом и в полном неведении о дальнейшей судьбе. Ясно было одно - вряд ли кому-либо из руководящего состава АФБ придется продолжить службу в новом министерстве. Особенно тем, кто принимал участие в подготовке заседания Конституционного Суда. Начальником финансового управления АФБ работал Ю.Бачурин. Уже в январе 1992 года он, по приглашению своего друга, однокурсника по учебе в вузе И. Н. Лазарева, руководителя Государственной налоговой службы - ГНС (в настоящее время - Министерство по налогам и сборам) был назначен его заместителем. С Ю.А.Бачуриным у нас сложились хорошие, товарищеские отношения, заметно окрепшие после того, как нам с ним пришлось в октябре 1991 года пройти только что образованную Межкомитетскую комиссию Верховного Совета РСФСР по назначениям на руководящие должности и присвоению высших воинских званий. Председателем комиссии являлся С. Степашин, возглавлявший комитет Верховного совета по обороне и безопасности, и одновременно, с конца августа 1991 года, являвшийся председателем Государственной комиссии по расследованию деятельности органов государственной безопасности. Представьте, стоя перед полутора десятками представителей ведущих Комитетов Верховного Совета, которые держали перед глазами листок – объективку на каждого опрашиваемого, отвечать на любые вопросы о своей жизни и службе, в том числе и о деятельности пятых подразделений органов безопасности, занимавшихся оперативной работой по "диссидентам" (а отдельные члены комиссии именно таковыми себя и считали). Ю. Бачурин ждал меня в холле почти час и очень волновался, но всё обошлось благополучно. Это испытание нас как-то сблизило.

Носитель идеи

В конце января, Ю. Бачурин пришел на Лубянку и пригласил меня посетить руководителя ГНС И. Лазарева, который хотел бы со мной переговорить по поводу создания новой структуры при налоговой службе. Через несколько дней такая встреча состоялась на Неглинке, где и по сей день размещается центральный аппарат, теперь уже Министерства по налогам и сборам. Вместе с Ю. Бачуриным вошли в кабинет И. Лазарева. Кабинет просторный, но сразу бросалось в глаза, что стол руководителя, стол для совещаний, приставной столик, где обычно присаживаются посетители, и даже подоконники, буквально завалены кипами документов. Такого наплыва бумаг на руководителя ранее никогда не встречал. Игорь Николаевич Лазарев оказался приветливым, интеллигентным человеком. Рассказал о трудностях становления самостоятельной, новой для России структуры. Посетовал на слабость правовой базы, отсутствие разъяснительной работы среди населения по необходимости обязательной уплаты налогов.

Будучи в поездках по изучению опыта организаций работы налоговых служб в развитых странах, он обратил внимание, что практически во всех подобных службах в той или иной форме присутствуют подразделения оперативного розыска, что-то вроде налоговых полицейских, которые оказывают существенную помощь налоговикам в выявлении сокрытых налоговых платежей. Вот именно такое подразделение ему и хотелось создать при ГНС. С Президентом РФ он разговаривал на эту тему и тот поддерживает создание новой службы в виде главка при ГНС. "Так что, - обращаясь ко мне, сказал Игорь Николаевич, - "если Вы не возражаете и возьметесь за организацию новой структуры, то надо начинать готовить необходимые документы и проект Указа Президента, и чем быстрее, тем лучше". Конечно, я согласился не раздумывая. На вопрос, почему выбор пал на меня, Лазарев кивнув на Бачурина ответил, "Да, вот Юрий Александрович и не только он, вас рекомендуют как ответственного и делового человека, хорошего организатора».

Первые шаги

Шел февраль 1992 года. Слух о том, что я занимаюсь подготовкой создания новой структуры, несмотря на конфиденциальность мероприятия, быстро распространился по подразделениям Лубянки. Стали подходить сотрудники упраздненных МСБ и АФБ, судьба которых еще не была определена во вновь организованном Министерстве безопасности. Запомнился визит В. А. Захаркина, специалиста по оперативно-техническим мероприятиям, заместителя одного из подразделений этого профиля в МСБ. Рассказал о себе, о практике работы в органах безопасности, попросил по возможности, продолжить службу в новой структуре. Немногим позже его просьба была удовлетворена, и мы не пожалели об этом - он оказался отличным организатором и грамотным руководителем оперативно-технической службы налоговой полиции.

В один из вечеров, уже после рабочего дня, подошел С. Н. Алмазов: "Валерий Борисович, я только что был у В. Баранникова по его вызову. Он мне предложил пойти организовывать оперативное подразделение в Госналогслужбе. Но я ему ответил, что раз этим уже занимаешься ты, то переходить тебе дорогу вряд ли смогу". "Ну, и что? - спросил у него - "он что-нибудь тебе еще предложил?" «Нет», - ответил Алмазов. "Не волнуйся, Сергей Николаевич. Спасибо, что пришел и рассказал, а работать, надеюсь, будем вместе".

Положение о подразделениях налоговых расследований пришлось в соответствии с регламентом согласовывать с рядом министерств, в том числе с МВД. В министерстве этим занимался начальник правового отдела Юридического управления В.А. Мизилин, грамотный в своём деле, напористый, прямолинейный человек, с бойцовскими качествами, присущими большинству людей, родившихся под знаком Овна. Спорить с ним и ходить в министерство, пришлось не раз. Он, проникнувшись идеей новой структуры, внес в текст Положения несколько усиливающих функции позиций, подписал его и утвердил у руководства МВД. В дальнейшем, после многочисленных переговоров с МВД и писем, с большим трудом мы сумели заполучить Мизилина, предложив ему возглавить юридическую службу ГУНР.

Необходимые документы, в том числе и проект Указа Президента, были свёрстаны, доложены и одобрены руководителем Госналогслужбы, переданы в Администрацию Президента. Познакомился с руководителем группы помощников Президента, а также с начальником группы, выпускающей подписанные Президентом Указы. Им оказалась приятная дама, которая вместе с сотрудниками проверяла каждую букву уже подписанного Президентом документа и только после этого Указ имел право выхода в свет - опубликование и рассылку. Договорились, что как только к ней поступит Указ, она меня об этом проинформирует.

В середине февраля мне позвонил сотрудник Комитета Верховного Совета, по вопросам обороны и безопасности, С. И. Бердников. (Сергей Иннокентьевич в прошлом капитан 1-го ранга, активный по натуре человек, отличный аналитик, сыграл заметную роль в последующей отработке законодательных актов, принятых Верховным Советом РФ в отношении налоговой полиции). Он пригласил меня на заседание Комитета, где должен был рассматриваться вопрос о создании Главного Управления налоговых расследований и его руководстве. 11 февраля вместе с И.Н. Лазаревым и С.Н. Алмазовым, прибыли в Верховный Совет. Вел заседание С.В. Степашин. Выступил И.Н. Лазарев, рассказал об обстановке, аргументировал необходимость создания подразделений налоговых расследований при Госналогслужбе. Выступили несколько депутатов - членов Комитета, в основном с одобрением внесённого предложения. Зашла речь о руководителе. И.Н. Лазарев представил меня и С.Н. Алмазова. Выбрали меня.

По результатам заседания Комитета Верховного Совета по вопросам обороны и безопасности был подписан протокол № 26, которым рекомендовалось: «Доработать проект Временного положения о налоговой полиции ГНС РФ. Назначить руководителем Главного управления налоговой полиции ГНС РФ Ямпольского В.Б., первым заместителем руководителя главного управления -Алмазова С.Н. Правительству Российской Федерации обязать министерства безопасности, обороны, Комитет по охране госграницы, ФАПСИ принять меры по полному обеспечению создаваемой структуры материально-техническими ресурсами, оружием, спецтехникой, транспортом, средствами связи, аудио-видео аппаратурой».

В тексте принятого протокола, с легкой руки И.Н. Лазарева, речь идет о "налоговой полиции". Это название официально появится лишь через год, после принятия соответствующего Закона, а тогда оно не привелось.

Неожиданно пришел назначенный начальником службы безопасности МБ РФ офицер, проинформировал о своем назначении и о том, что ему выделен именно этот кабинет, в котором мне пришлось не так уж и долго проработать. С сожалением покинул просторный 333 кабинет, где долгие годы работал С. В. Толкунов, начальник Инспекторского управления КГБ СССР, умнейший человек, опытнейший и принципиальный руководитель , сумевший выстроить работу Инспекторского управления таким образом, что именно оно разрабатывало стратегию и тактику действий органов госбезопасности. Говорю об этом не понаслышке - самому посчастливилось служить шесть лет в этом подразделении, можно сказать "альма-матер" для подавляющего большинства руководителей территориальных органов госбезопасности. Из кабинета вежливо "попросили", но на улицу не отправили - переселили в небольшой кабинет на 4 этаже, где организационные мероприятия продолжались в нарастающем темпе. Продолжились беседы с приходившими офицерами, мысленно заполнялись "клеточки" структуры центрального аппарата Главного управления налоговых расследований. Из МБ РФ прислали список руководителей-генералов, которым не нашлось мест для назначения во вновь созданном министерстве. Из полутора десятков человек отобрали только двоих: Ю. Тужилкина и И. Черноиванова. Через непродолжительное время оба они стали руководителями: один - управления физической защиты ГУНР, другой -заместителем начальника управления налоговых расследований по г. Москве. Оба проявили себя исключительно с положительной стороны.

Позвонили из Администрации Президента РФ, сообщили, что Указ Президента подготовлен и подписан, будет выпущен в ближайшие два дня. 18 марта 1992 позвонили еще раз и обрадовали - именно этим числом был выпущен и разослан Указ Президента РФ № 262 о создании Главного управления налоговых расследований (ГУНР) при Государственной налоговой службе. Определилась штатная численность ГУНРа - 200 человек, без учета вспомогательного и обслуживающего персонала. Чуть позже она была увеличена до 12 тысяч человек, а через год - до 43 тысяч.

Руководитель ГНС И. Лазарев настойчиво просил нас переселиться на Неглинку -в головной офис ГНС. Переселились, практически все, кто связывал свою судьбу со службой в налоговой полиции - около трех десятков человек, плюс те, кто уже работал в подразделении безопасности ГУНРа.

После подписания министром безопасности РФ В. Баранниковым приказа об откомандировании первых 25 сотрудников, И. Лазарев подписал приказ о назначении меня исполняющим обязанности начальника ГУНР, С. Алмазова -1-ым заместителем, Ю. Чичелова и В. Курочкина - заместителями.

Одновременно были назначены и первые начальники подразделений ГУНРа: А. Громов - оперативного управления, С Ледовской - управления кадров, Г.Ф. Козлов - организационно-инспекторского отдела, В. Захаркин - оперативно-технического, В. Марущенко - управления безопасности, А.Закоржевский - начальником секретариата, В. Константинов - финансового отдела. В мае к нам присоединились и первые сотрудники из МВД – В. Бабёнышев, назначенный заместителем начальника ГУНРа, В. Авдийский, ставший заместителем А. Громова по оперативной работе, О. Буров, О.Башарин, В. Зайцев, И. Васильев, М. Предко, С. Яраданкулиев - в тот период влившиеся в состав оперативного управления.

В июле, после выхода распоряжения Президента Российской Федерации № 356-р. которым предписывалось МБ, МВД, СВР и МО откомандировать для формирования структур ГУНРа 4500 офицеров, начался активный приток сотрудников практически во все подразделения центрального аппарата ГУНРа и первых офицеров в создаваемые на всей территории России управления налоговых расследований. Для прикомандирования офицеров Вооруженных Сил выделили С.И. Богатырева, служившего до прихода к нам в Министерстве Обороны, окончившего две военных академии, честного, интеллигентного, исполнительного офицера. Благодаря его активной работе с Главным управление кадров Министерства Обороны, отсев из более, чем трех тысяч прикомандированных к ГУНРу армейских офицеров, составил менее пяти процентов. Позже С.Богатырев вырос до руководителя организационно-мобилизационного управления ДНП РФ.

Каждый из кандидатов в руководители подразделений налоговых расследований в республиках, краях и областях РФ дополнительно проверялся, приглашался на собеседование на Неглинку, где после собеседования в ГУНРе, представлялся руководству налоговой службы. Однако их назначение не всегда проходили гладко. Несмотря на достаточно оперативный подбор кандидатов на эти должности, что было обусловлено знанием руководящих кадров органов госбезопасности во многих регионах, по Положению о ГУНРе назначение каждого из них должно было согласовываться с первыми руководителями республик, краев и областей. В некоторых случаях мы не получали согласия президентов и губернаторов на назначение представленных нами кандидатов. Пришлось выезжать не только мне и другим руководителям ГУНРа в ряд регионов и разбираться в сложившейся ситуации. Как правило, удавалось отстоять кандидатов ГУНРа, но не везде. Помнится, в Саратове губернатор Белых категорически настаивал на своей кандидатуре - начальнике подразделения МВД на водном транспорте - А. Кашире, и не шел ни на какие компромиссы. Пришлось долго разговаривать с кандидатом, проверять его через имеющиеся возможности и согласиться. Правда, жалеть об этом не пришлось - А. Кашира оказался хорошим организатором, оперативно создавшим управление налоговых расследований по Саратовской области, и хватким хозяйственником, что позволило через несколько лет назначить его начальником хозяйственного управления Департамента налоговой полиции РФ.

Нельзя не отдать должное начальнику организационно-инспекторского отдела - Г.Ф. Козлову, который вёз на себе весь груз по подбору руководителей территориальных органов и вместе со своими сотрудниками, находясь в многочисленных командировках по стране, сумел в сжатые сроки выполнить поставленные перед ним задачи. Уже к октябрю были назначены руководители более чем в 70 территориальных органах, а к концу 1992 года - во всех 88.

Однако с назначением руководителей на территории все более возрастала острота необходимости решения общих для всей структуры вопросов: создание нормативно-правовой базы, финансирования, размещения, материально-технического оснащения, связи, социального обеспечения сотрудников, взаимодействия с налоговыми органами и спецслужбами, общественностью.

Пошел на прием к Г.Э.Бурбулису, первому и единственному Государственному секретарю РФ, без санкции которого в то время нельзя было утвердить у Президента РФ перечень должностей в подразделениях налоговых расследований, которые могут замещаться генералами и лицами высшего начальствующего состава органов внутренних дел. Г. Бурбулис очень внимательно изучил перечень, подискутировал в отношении необходимости присвоения генеральских званий руководителям некоторых областей и подписал его без корректировки. В июне перечень был утвержден распоряжением Президента РФ № 327/р. Вдвоём с руководителем ГНС РФ И. Н. Лазаревым в мае были приглашены на встречу с первым заместителем председателя Правительства РФ Е.Т. Гайдаром, незадолго до этого оставившего пост министра финансов РФ.

Состоялся довольно продолжительный разговор по всему комплексу стоящих перед новой структурой вопросов. Удовлетворившись ответами по интересовавшим его темам, Е.Гайдар обещал поддержку по всем вопросам, в том числе финансированию.

Обещание своё он выполнил: в упомянутом выше июньском распоряжении Президента РФ одной из позиций Госналогслужбе России, по представлению ГУНРа, разрешалось поощрять лиц, способствующих выявлению и возвращению государству сумм, сокрытых от налогообложения, в пределах 10% отчислений России от дополнительно взысканных сумм в централизованный фонд социального развития Госналогслужбы. Это стало серьезным стимулом прежде всего для оперативных сотрудников ГУНРа, которые, как правило, получали приличное вознаграждение за конкретную работу - доначисление в бюджет сокрытых от налогообложения средств. В свою очередь, это же обстоятельство начисто исключало желание получить взятку или какое-либо подношение.

Острой оставалась необходимость решить вопрос с внесением поправок в Закон РФ об оперативно-розыскной деятельности. Без этого начать работу мы просто не имели права. Встретился с М.А.Митюковым, председателем Комитета Верховного Совета РФ по законодательству. И хотя попасть к нему удалось не с первого раза, разговаривал приветливо, вспомнил меня по встречам на январских заседаниях Конституционного Суда РФ, где он представлял ходатайствующую сторону народных депутатов РФ по обжалованию Указа Президента РФ о создании МБВД. Посмотрел проекты документов, подсказал в каких Комитетах и подразделениях Верховного Совета РФ их необходимо согласовать и обещал рассмотреть быстро.

На согласование ушло больше трех недель, и только 2 июля Верховный Совет РФ принял Закон «О внесении дополнений и изменений в Закон Российской Федерации « Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» ,в соответствии с которым ГУНР при ГНС РФ стало пятой структурой, имеющей право на осуществление оперативно-розыскных мероприятий.

В это же время интенсивно готовили второе распоряжение Президента РФ «О мерах по формированию подразделений налоговых расследований». Часто пришлось бывать в Государственно-правовом управлении Президента России. Однажды, перед входом в здание правового управления на Старой площади, мы с С.Н.Алмазовым лоб в лоб столкнулись с выходившими из него В. П. Баранниковым - министром безопасности РФ и В.Ф.Ериным - министром внутренних дел РФ. Поздоровались и услышали от В.Баранникова «Ну,как? Создаете налоговую полицию? Давайте, давайте поинтенсивнее, что-то медленно шевелитесь!». Сказано было с саркастической усмешкой, улыбались оба. Впечатления от короткой встречи осталось нехорошее. Ни одобрения, ни поддержки высказано не было. Со стороны министров ощущалось какое то настороженно-отталкивающее отношение. Да и в медлительности обвинять нас было несправедливо.

В середине июля вышло второе Распоряжение Президента РФ «О мерах по формированию подразделений налоговых расследований», в котором министерству безопасности, министерству внутренних дел, министерству обороны и другим ведомствам предписывалось в конкретные сроки осуществить конкретные мероприятия по кадровому, финансовому, материально-техническому обеспечению создаваемой структуры. Это было большой поддержкой и в значительной степени облегчало решение вопросов в инстанциях.

Однако нельзя не отметить, что многие из предписываемых мероприятий выполнялись медленно или вовсе не выполнялись. Тогда еще в аппарате Правительства РФ не было группы сотрудников, в функции которых входило обеспечение контроля за исполнением Указов и Распоряжений Президента РФ, что отрицательно сказывалось на исполнительности принимаемых решений.

Еще в мартовском Указе Президента РФ «О создании ГУНРа при ГНС РФ» была прописана позиция в адрес Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом: в двухмесячный срок представить для размещения ГУНРа здание общей площадью не менее 3000 кв. метров.

Через четыре месяца - в июле - в подписанном Распоряжении Президент РФ обращает внимание председателя Госкомитета РФ по управлению госимуществом «обеспечить выполнение Указа Президента РФ от 18 марта 1992 г. № 262 в части, касающейся выделения в Москве необходимых служебных помещений для размещения ГУНРа»

А.Б.Чубайс, в то время Председатель Госкомитета по управлению госимуществом, встретил меня в своём кабинете почему-то стоя за рабочим столом, с мрачным лицом выслушал суть вопроса и переадресовал к своему заместителю, который, перечислив имеющиеся трудности на этом направлении, пообещал принять все меры, чтобы подобрать в сжатые сроки необходимое помещение. И выполнил обещание почти через год - в феврале 1993 года. Вот такие получились сжатые сроки.

А с помещениями в 1992 была просто беда. Поименованные в Указе и Распоряжениях Президента РФ министерства пусть и со скрипом, но откомандировывали к нам свои кадры, оперативнее других с этим справлялось министерство обороны..

Зачисленные в кадры ГУНРа сотрудники МБ, МВД, МО РФ хоть и медленно, но прибывали, а размещать их было негде. Руководство ГНС РФ выделило нам на Неглинке несколько кабинетов, которые можно было пересчитать по пальцам одной руки, в том числе недавно переделанный под кабинет небольшой туалет. Один стол и стул приходились на десяток человек. Выход нашелся сам собой: сотрудники приходили к началу рабочего дня, отчитывались перед руководителями о проделанной работе, получали новые задания и уходили их выполнять.

В.М.Курочкин, заместитель начальника ГУНРа, через контакты в МБ нашел особняк в полторы тысячи квадратных метров в одной из парковых зон Москвы. Особняк принадлежал бывшему первому Главному управлению КГБ СССР (теперь СВР РФ) и пустовал. Кроме охранявших его прапорщиков с осени 1991 года в нем никого не было. Нам было отказано.

Вышел к нам с предложением и Госкомитет по управлению госимуществом, рекомендовав посмотреть помещение на первом этаже здания, расположенного на Варварке, почти напротив здания Минфина РФ. Помещение, хотя и гораздо меньшее по площади, чем требуемое, но на тот период мы и этому были несказанно рады. Однако почти сразу выяснилось, что предложение носило формальный характер, поскольку эти площади являлись спорными по принадлежности между Управделами Президента и Верховным Советом РФ. Не знаю, какая из этих структур одержала верх в этом споре, но ясно было, что для ГУНРа это помещение явно не предназначено.

Каждый из руководителей ГУНРа того периода, используя все имеющиеся контакты занимался поиском возможных для разрешения структуры помещений. Но, практически во всех случаях мы наталкивались на невозможность передачи ГУНРу помещений из появившихся вариантов. Рассказываю об этом, может быть, излишне подробно для того, чтобы было понятно, что, несмотря на принятие руководством государства решения, создание новой правоохранительной структуры, нравилось далеко не всем. Ясно же, что вряд ли возможно нормально функционировать, если подавляющее большинство сотрудников не имело ни стола, ни стула, ни телефона, ни пишущей машинки, ни транспорта.

Но, несмотря на трудности, структура начинала действовать.

По полученной оперативной информации московская фирма «Давос» осуществляла торгово-закупочную деятельность в Таймырском автономном округе и перепродавала за рубеж оленьи панты, скрывая прибыль от налогообложения. Оперативные сотрудники В. Зайцев, В. Макагон, Н. Сарманов провели мероприятия, позволившие осуществить негласную проверку финансовой документации фирмы и убедились, что прибыль в отчетных документах представлялась нулевой. Сотрудники, откомандированные в Дудинку, задокументировали всю цепочку сокрытия от налогообложения, провели официальные документальные проверки в Москве и на Таймыре и предъявили к взысканию в бюджет около 100 млн. рублей. Руководство фирмы полностью согласилось с предъявленными выводами и выплатило практически украденные у государства средства.

В.И. Авдийский, заместитель А.Г. Громова - начальника оперативного управления, опытный сотрудник ОБХСС МВД, пришедший в ГУНР с огромным желанием работать на новом поприще, горячий по натуре, способный в споре грамотно аргументировать и доказать свою позицию, вместе с оперработниками О. Башариным и Т. Блащенко, перешедшим к нам из налоговой инспекции, провели проверку оперативной информации в отношении СП «ЛогоВаз» в офисе фирмы на Кропоткинской. Это совместное со швейцарской структурой предприятие в 1989 году создал и возглавил Б.А. Березовский с целью автоматизации процесса перевозок АвтоВаза.

Но, очевидно, в силу недюжинных предпринимательских способностей Б.А.Б. и математического склада ума деятельность «ЛогоВаза» пошла несколько другим путем. Став самым крупным дилером АвтоВаза и добившись годового оборота в 250 млн долларов, «ЛогоВаз» пошел на ухищрение - внедрил схему реэкспорта автомобилей. Т.е. какое то количество автомобилей оформлялось как проданные за границу. Причем, при стоимости автомобиля на внутреннем рынке в 7 тысяч долларов, «продавались» они по 3-4 тысячи, практически по себестоимости. На самом деле, за рубеж в основном ничего не вывозилось, оформлялись только документы. Небольшая часть машин вывозилась в страны Прибалтики, откуда через перекупщиков, приобретавших автомобили со значительными скидками, возвращалась на внутренний рынок. Таким образом, значительно занижалась налогооблагаемая база, и бюджет не досчитывался серьезных доходов. Налога на добавленную стоимость тогда еще не было и надо отдать должное Б.А. Березовскому, который при предъявлении ему В.И.Авдийским заключения, по результатам проведенной проверки, не раздумывая, тут же дал распоряжение главному бухгалтеру немедленно перечислить на счета налоговой службы 93 млн рублей, что и было сделано.

Та же команда плюс С.Я. Яраданкулиев, полковник милиции, опытный оперативник, как говорится «собаку съевший» на разоблачениях расхитителей социалистической собственности, провела аналогичную проверку в «Инкомбанке», председателем правления которого в то время был В.В. Виноградов. При первой попытке пройти в банк их просто не впустили: «А, вы из налоговой! Ну, и что, что налоговые расследования! Нет у нас команды на ваше присутствие в банке». Пришлось В. Авдийскому, прийти с сотрудниками на следующий день и показать опубликованную в прессе информацию о только что внесенном Верховным Советом РФ дополнении в ст. 162 УК РФ о противодействии налоговым органам, которое предусматривало санкции - при первом нарушении - административное наказание, при повторном - лишение свободы до двух лет. Пропустили. «До двух лет» не захотели… У них выявили искусственное занижение прибыли, отнесение личных расходов из средств банка на общие расходы банка и т.п. Предъявили к доначислению 95 млн рублей, которые и были перечислены в бюджет.

Эти первые проверки по полученным оперативным материалам принесли государству немалые по тому времени средства (всего за полгода практической работы - до конца 1992 года подразделения налоговых расследований, самостоятельно и во взаимодействии с налоговыми службами выявили сокрытых доходов и доначислили в бюджет около 2,5 млрд рублей). Но, главное - они вселили уверенность оперативникам, что работать на новом поприще вполне даже можно, несмотря ни на какие трудности, показали руководству ГНС РФ, да и не только ГНС, что подразделения налоговых расследований создаются оправданно, т.к. полученная ими оперативная информация дает возможность быстро докопаться до сути преступных ухищрений, вскрывать не известные налоговикам схемы ухода от налогообложения.

Как-то поздним вечером, возвращаясь с Неглинки домой на метро, Ю.В. Чичелов (мы жили недалеко друг от друга в Крылатском, в квартирах, полученных в период службы в Инспекторском управлении КГБ СССР), посетовал на то, что мы оба генералы, а вот С.Н.Алмазов, хотя и на генеральской должности, а звание никак не получит. Давай, мол, попробуй этот вопрос как-то решить. С Юрием Васильевичем мы были в добрых, товарищеских отношениях, одно время дружили семьями и поставленный им вопрос был вполне справедливым.

И.Н.Лазарев, руководитель ГНС РФ, по моей просьбе отправил в МБ РФ представление на присвоение высшего воинского звания С.Н.Алмазову. Реакции никакой не последовало. Как уже стало ясно из ранее имевших место эпизодов, отношение руководства МБ РФ к создаваемой структуре было неоднозначно. Да и присвоение звание генерала прикомандированным к другим организациям офицерам практиковалась нечасто.

Позвонил Н.Н.Кузнецову, секретарю Комитета ВС РФ по обороне и безопасности, с которым в процессе согласования проектов документов, сложились отношения полного взаимопонимания. Из простого депутата он стал секретарем Комитета и именно на нем лежала ответственность за организацию жизнедеятельности комитета. Выслушав меня, попросил приехать после 20 часов. Встретив, повел в кабинет С.В. Степашина. Сергей Вадимович, возглавлявший Межкомитетскую комиссию ВС РФ по присвоению высших воинских званий, на мою просьбу в отношении С. Н.Алмазова, ненадолго задумался, затем предложил неожиданный вариант: вместе с представлением на Алмазова нужно представить в Комиссию Верховного Совета РФ еще одного офицера (назвал фамилию), руководителя одного из подразделений МБ РФ. На том и договорились.

И.Н. Лазарев написал вторичное преставление на С.Н. Алмазова, а в МБ РФ, узнав, что можно представить и названного С.В. Степашиным офицера, включили его вместе с Алмазовым в своё представление в Верховный Совет РФ. Так вот всё и сложилось. Звание было присвоено, и С.Н.Алмазов, как и положено, «проставился».

Подробно вспомнил об этом эпизоде в связи с тем, чтобы исключить неточности, имевшие место в отдельных написанных ранее воспоминаниях офицеров.

Несколько позже И.Лазаревым были представлены к высшим званиям Ю.Бачурин и В.Бабёнышев. Эти представления прошли инстанции без проблем.

В начале октября руководству ГУНРа прибыло - соответствующим приказам МВД РФ прикомандирован генерал–лейтенант милиции В.К. Панкин. Вячеслав Кириллович опытный профессионал, руководитель Курского и Нижегородского УВД, начальник Уголовного розыска МВД СССР, заместитель министра внутренних дел РСФСР. В конце 80-х назначен руководителем представительства МВД СССР в Афганистане. Кавалер многих государственных и общественных наград, уважаемый в органах внутренних дел генерал.

Вернулся В. К. Панкин из долговременной командировки в совсем другую страну. В новом, уже российском министерстве внутренних дел, все должности его уровня были заняты. Вот и рекомендовали его В.П. Баранников, бывший министр МВД СССР и В.Ф. Ерин - министр внутренних дел РФ руководству ГНС РФ на должность начальника ГУНРа. Но, должность уже была занята мною. И Игорь Николаевич Лазарев нашел компромисс: на должность и.о. начальника ГУНРа назначил своего заместителя по ГНС Ю. Бачурина, меня - первым заместителем, С. Алмазова - заместителем и В.Панкина - заместителем.

Понижение в должностях ни меня, ни С.Алмазова особенно не огорчило. Во-первых, потому, что И.Лазарев перед принятием этого решения советовался с нами, во-вторых, Ю.Бачурин, будучи исключительно финансовым работником, в решениях организационных и тем более, оперативных вопросов, практически не вмешивался. Т.е. де-юре наши должности стали ниже, де-факто, всё осталось тем же: ни по значимости, ни по объёму решаемых задач изменений не произошло.

В.К.Панкин пришёл в коллектив руководителей ГУНРа с некоторой долей настороженности и предубеждения. Это и понятно: ведь все руководители, за исключением В. Бабёнышева, были сотрудниками органов госбезопасности. Потребовалось какое-то время, достаточно непродолжительное, чтобы Вячеслав Кириллович понял, что нет никаких оснований для беспокойства: все были заняты решением многочисленных организационных вопросов, открыто, без какого-либо, лукавства и подвоха общались друг с другом и всё было подчинено одной цели-созданию новой для России структуры…Он понял и так же стал открыт и честен с нами, стал членом команды, внёсшим заметный вклад в организацию и деятельность подразделений налоговых расследований и налоговой полиции.

В конце октября 1992 года прошло двухдневное совещание руководителей подразделений налоговых расследований. Более семидесяти руководителей территориальных управлений собрались в одном из учебных центров СВР РФ в ближайшем Подмосковье. В совещании участвовали и руководители всех подразделений ГУНРа. Впервые, начальники управлений налоговых расследований республик, краёв и областей собрались вместе, получили возможность обсудить самые важные вопросы организации своей деятельности: взаимодействие с подразделениями ГУНРа, взаимоотношения с руководителями налоговых инспекций на местах, специфику отчётности, оперативной работы, финансирования, материально-технического оснащения и многие другие. Руководством Госналогслужбы проводить совещание было поручено мне. И. Лазарев, и Ю. Бачурин в первый день совещания по какой-то причине не присутствовали. Что-то помешало и С. Алмазову. В ходе выступлений от руководителей подразделений звучали и совсем уж радикальные предложения.

Например, В. Марущенко, руководитель службы безопасности ГУНРа, настойчиво предлагал начальникам подразделений безопасности управлений налоговых расследований на местах не подчиняться ни начальникам управлений, ни руководителям налоговых органов. Такая позиция была чревата весьма негативными последствиями и после дискуссий по этому поводу подавляющим большинством собравшихся отвергнута.

Вечером, в столовой учебного корпуса, был организован товарищеский ужин, в процессе которого, уже не в формальной обстановке, были высказаны многие дельные пожелания и предложения, определился общий позитивный настрой на активную работу, достижению конкретных оперативных результатов уже по ходу организационных мероприятий, в условиях формирования подразделений налоговых расследований. Прибывшие на второй день на совещание И. Лазарев и Ю. Бачурин увидели и услышали много интересного, в значительной степени осознали уровень подготовки руководителей управлений ГУНРа и территориальных органов (об этом мне позже говорил И.Лазарев) и поняли, что уже сделанное выглядит гораздо масштабнее, чем можно было предположить.

Наиболее активно в тот период проявляли себя руководители оперативного управления ГУНРа – А. Громов, В. Авдийский, Н. Косарев, начальники отделов этого подразделения В.А.Зайцев, В.Лесков, Ю.Пыдин, управления кадров - С. Ледовской, Н.Бурых, С.Богатырев, В.Пилипенко, Н.Шеховцов, оперативно-технического - В.Захаркин, А.Баканов, М.Петрушин, В.Горшков, службы связи – В.Лукьянов, физической защиты - Ю.Тужилкин, В.Колывагин, юридического отдела – В. Мизилин, финансового – В.Константинов и другие. Руководители территориальных органов: г. Москвы - Б.Добрушкин , г. Санкт-Петербурга - Г.Полтавченко, Ленинградской области - А.Нефёдов, Ставропольского края - Е.Фёдоров, Краснодарского края – А.Червинский, Хабаровского края - В.Пархоменко, Республики Татарстан -С.Машин, Республики Мордовия -В.Миточкин, Ростовской области - В.Лазовский, Самарской области - Е.Григорьев, Воронежской области - В.Гонгадзе, Волгоградской области -В.Тарасов, Саратовской области - А.Кашира. На перечисленных территориях названные руководители уже к тому времени сколотили костяк подразделений налоговых расследований, нашли в большинстве своем временные помещения для размещения сотрудников, начали получать необходимую оперативную информацию и активно помогать местным налоговым инспекциям.

На руководство ГУНРа выделили один автомобиль «уазик», который рано утром забирал по маршруту Ю.Чичелова, меня, С.Алмазова и В.Панкина и отвозил на Неглинку, откуда поздним вечером развозил в обратном порядке. Тогда еще и в помине не было таких автопробок, как сейчас, и получалось быстрее, чем на общественном транспорте. Это было фактором, положительно влияющим на наше психологическое состояние.

Прямо противоположным воздействием явилось возбуждение уголовного дела по факту якобы контрабандной поставки партии газового оружия. Суть в том, что по Положению о подразделениях налоговых расследований, в наши функции, наряду с оперативным выявлением налоговых преступлений и правонарушений, оказанием содействия налоговым органам в документировании этих правонарушений, нам вменялась обязанность по защите налоговых инспекторов от посягательств на их жизнь и здоровье, членов их семей. А таких случаев становилось всё больше и больше: поджигались квартиры и служебные помещения инспекторов и их руководителей, на них неожиданно нападали и избивали, конкретно угрожали их жизни. Защитить их было нечем.

В сентябре были подготовлены и направлены в Верховный Совет РФ документы о предоставлении сотрудникам подразделений ГУНРа права на применение физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия. Но изменения и дополнения в соответствующие законодательные акты, в частности, в Закон «Об оружии» еще внесены не были.

Получалось, что оперативные сотрудники и сотрудники оперативно-технических подразделений, выявив лиц, допускающих конкретные угрозы, и установив за ними наружное наблюдение, задержать их, при необходимости, безопасно для собственной жизни, не имели возможности -они были безоружны. И совершенно обоснованно руководители ряда территориальных подразделений ставили вопрос о приобретении хотя бы газового оружия.

Возможности такие имелись: В.А. Захаркину и мне была известна фирма, хозяин которой и его ближайшая помощница, блестяще владевшая немецким языком, и имевшая контакты с сотрудниками с одной из спецлужб России, занимались подобными направлениями. В начале осени мы были в Германии в трехдневной командировке по вопросу приобретения спецтехники непосредственно у производителя. Но, фирма, которую мы посещали, непосредственно газовым оружием не занималась. По нашей просьбе знакомые нам по командировке прозондировали вопрос в Германии и ответили, что они готовы поставить партию газового оружия.

Дабы подстраховаться, обратился с письмом к Н.М. Голушко, первому заместителю министра безопасности РФ, в котором ставил его в известность о намечающейся поставке и просил санкции ГУНРу, как имеющего право на оперативно-розыскную деятельность, получить газовое оружие без взимания таможенных пошлин. Тогда ещё действовало не отменённое Постановление Политбюро Компартии СССР о беспошлинной поставке небольших партий оружия спецслужбам. Николай Михайлович к просьбе моей отнёсся положительно, тем более, что на тот период мы являлись офицерами министерства безопасности и министерства внутренних дел, прикомандированными к Госналогслужбе, написал соответствующую резолюцию и направил письмо руководителю одного из подразделений МБ РФ.

Всё вроде бы легально, но нашлись силы, готовые использовать ситуацию в своих интересах. Партию газового оружия арестовали, объявили контрабандой и ГУВД по г. Москве завело по этому факту уголовное дело, которое передали в следственное управление Министерства безопасности, позже - в Генеральную Прокуратуру, откуда в Главную военную прокуратуру и в конце концов в январе 1994 года прекратили с формулировкой «за отсутствием состава преступления».

Дело прекратили, но год нам нервы потрепали - мне как свидетелю, а также хозяину фирмы и генеральному директору - как основным фигурантам. Те 120 стволов газового оружия, которые мы успели получить и распределить между подразделениями ГУНРа, управлениями Москвы, Санкт-Петербурга, Ленинградской и Московской областей, были изъяты и не возвращены.

Позже, в 1993 году, когда Н. М. Голушко был назначен министром безопасности РФ, и мне пришлось быть у него по рабочим вопросам, при прощании, уже у двери спросил у него: «Как же, Николай Михайлович, Вы с этим уголовным делом по газовому оружию нас подставили?» «Нет, это не я, это всё он»,- ответил Н.М., показывая на кресло за рабочим столом, с которого он только что встал, имея в виду своего предшественника - В.П.Баранникова. Тогда всё стало ясно - не могли нам простить активность по подготовке заседания Конституционного Суда РФ в январе 1992 года и, если бы не письмо с резолюцией Н. М.Голушко, могли бы и «закрыть».

В феврале 1993 года ГУНР наконец-то получило помещение на Маросейке, 12, где размещалось одно из подразделений Министерства машиностроения. Первоначально нам выделили второй этаж и несколько кабинетов на 3 и 4 этажах. Позже оперативники выяснили, что в расположенной во дворе Маросейки, двенадцатиэтажной башне, находившейся во владении этого же подразделения, размещены частные фирмы-арендаторы, не имеющие никакого отношения к этому министерству. По нашему настоянию, их договоры аренды с подразделением Минмаша РФ были расторгнуты, что позволило, не без определённых усилий, получить и эти площади, а по выезду руководящего состава подразделения министерства в наше оперативное использование перешли площади всего комплекса. Значительную помощь в этом оказал генерал-майор авиации Э.М.Нагиев.

Постепенно на Маросейке расселились все подразделения центрального аппарата ГУНРа и это обусловило новый подъём настроенности на активную работу. Оперативные подразделения и в центре и на местах все больше приобретали навыков в выявлении скрываемых от налогообложения средств. Государству возвращены многомиллиардные суммы, скрываемые от налогообложения доходов путём проведения неучтённых операций с наличными денежными средствами без использования расчётно-кассовых аппаратов, уклонения от уплаты акцизов при реализации винно-водочной продукции, ведения незаконной коммерческой деятельности без регистрации в налоговых органах, открытия незарегистрированных валютных счетов за границей и других нарушений.

Уже тогда, теперь в далёких 92-93-х годах, в совершение налоговых преступлений легко втягивались руководители объединений, директора и специалисты ведущих отраслей промышленности, ответственные должностные лица кредитно-финансовой системы. Сомнительная, мягко говоря, коммерческая деятельность распространялась среди представителей власти и госслужащих, которые используя должностное положение, учреждали сами для себя предприятия, сами устанавливали налоговые льготы. Руководитель одной из коммерческих структур, с уставным фондом в десять тысяч рублей, одновременно представляя органы государственного управления, только за 1992 год организовал крупные поставки за границу нефтепродуктов, кокса на миллиардные суммы, получив в этих целях льготные кредиты. Выявлены факты сокрытия прибыли в размере нескольких десятков миллионов долларов США, полученных п/о «Нитрон» в Саратовской области от реализации нитрила акриловой кислоты (используется для производства маслостойкого каучука) американской фирме «Ай-си-Ди». Директор п/о « Нитрон» путём подделки лицензии переправил через границу около 13 тыс. тонн этого вещества, а всю выручку оставил на счетах в иностранных банках.

Глава администрации одного из районов Омской области, используя служебное положение, реализовывал продукцию подчинённых ему сельских хозяйств через брокерские конторы, зачисляя выручку на внебюджетный счёт.

Управление налоговых расследований при ГНИ по Сахалинской области, установило, что один из руководителей Забайкальского военного округа за сдачу в аренду и продажу дома СП «Сахалин-Саппоро» получил наличными несколько десятков тысяч долларов США без уплаты подоходного налога. В этой истории оказался замешенным прокурор г. Долинска, получивший наличными приличную сумму вознаграждения по договору об оказании юридических услуг этому самому СП «Сахалин-Саппоро». Безбоязненно нарушался Закон РФ «О денежной системе в Российской Федерации». Существовавшие в то время банки «Автобанк», «Химбанк», «Росславбанк», «Уникомбанк» и другие, выдавали значительные суммы наличных денег, что позволяло предпринимателям скрывать фактически полученную прибыль от налогообложения. Вскрыта перекачка крупных денежных средств из стран СНГ, в том числе не входящих в рублёвую зону. Банки, участвующие в этих операциях, полностью скрывали полученную в этих операциях прибыль. «Автобанк» выдал наличными около одного миллиарда рублей компании «Евроресурсы», часть из которых была вывезена из Украины. Аналогичная транзакция была осуществлена этой фирмой и при закупке нефти для Украины.

Проведённые проверки в ряде коммерческих банков г. Екатеринбурга установили их связи по незаконному вывозу ряда стратегических ресурсов из России с организациями в городах Москве, Красноярском крае, на Северном Кавказе.

Эти и многие другие выявленные оперативными подразделениями факты уклонения от налогообложения, сокрытия доходов, становясь распространенным видом преступлений, превращаются в особую питательную среду и финансовую опору для существования и роста организованной преступности и коррупции.

В конце декабря 1992 – начале 1993 года закончили переподготовку первые прикомандированные офицеры. В течение двух с половиной месяцев они готовились к работе в подразделениях налоговых расследований. На четырёх объектах СВР, на объектах МВД в г Домодедово, Твери, Омске и Рязани, был получен первый опыт работы с офицерами, не имеющими оперативной подготовки. Много энергии и сил в организацию этого процесса вложили сотрудники учебного отдела службы кадрового обеспечения, старшие офицеры С. В.Зорин, В.В.Зайцев, А.Н.Голощапов, В.А.Гришин и их непосредственный руководитель капитан первого ранга В.Ф.Пилипенко… (продолжение следует).

Объявления:

Обращение от Лескова Валерия
Уважаемые друзья!
Я добровольно слагаю с себя полномочия по поиску, редактированию и размещению информации во всех разделах сайта, в том числе материалов ветеранов налоговой полиции, первопроходцев, посвященных 25-летию налоговой полиции, поздравлений с праздниками и днями рождений, на жизненно важные темы. Занимался этой непростой работой, отнимавшей уйму времени и сил более 3 лет, на общественных началах. Причина: на сайте накануне праздника стала появляться непроверенная, абсолютно необъективная, недопустимая и «корявая» информация, порочащая ряд достойных и уважаемых всеми ветеранов (т.н. «протокол» и «распоряжение»). Буду рад, если новый ответственный за сайт сделает его более информативным и интересным. Спасибо всем корреспондентам и авторам. По всем вопросам следует обращаться к Вершинину В.М., его E-mail: .

--------------------------------------------

Уважаемые друзья!
Обращением Директора ФСНП РФ С.Н.Алмазова наш цикл воспоминаний и очерков, посвященных 25-летию Службы, не заканчивается. Убедительная просьба к посетителям сайта направить имеющиеся материалы о работе в налоговой полиции (до 10 листов). Мы их обязательно разместим на нашем сайте. Желательно прислать и фотографии. E-mail: .
--------------------------------------------


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Вопрос-ответ:

Льгота для одного. Живём с сыном в приватизированной двухкомнатной квартире, владеем ей в равных долях. Планирую оформить дарственную на сына, так как хочу, чтобы квартира досталась только ему. Но при этом очень не хочу потерять имеющиеся у меня льготы по

К сожалению, нет. Льготы по оплате услуг ЖКХ, как правило, являются адресными и в силу этого прочно «привязаны» к конкретному получателю, имеющему на них право. Соответственно, с утратой права собственности (а именно это и произойдёт после оформления договора дарения) исчезнет и право на получение льгот. Тем не менее есть вариант подумать о том, чтобы вместо дарственной написать завещание на сына. В этом случае право собственности на вашу долю он получит только после открытия наследства, а все текущие льготы сохранятся до конца вашей жизни.

«У меня угнали автомобиль больше года назад, но из налоговой инспекции пришло требование погасить транспортный налог. Обязан ли я платить налог, если мною было написано заявление в полицию, и по данному факту возбуждено уголовное дело?» Алексей В.

В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 358 Налогового кодекса Российской Федерации транспортные средства, находящиеся в розыске, при условии подтверждения факта их угона (кражи) документом, выдаваемым уполномоченным органом, не являются объектом налогообложения. Для того чтобы не платить налог, необходимо представить в налоговую инспекцию справку об угоне зарегистрированного транспортного средства, выданную органом внутренних дел, который осуществляет следствие по делу. Льготы по транспортному налогу перечислены по адресу: http://zakon-auto.ru/info/autonalog/lgoty.php#lgota

Памятные даты, Март

1 марта - День эксперта-криминалиста
3 марта - Всемирный день писателя
8 марта - Международный женский день
11 марта - День работника органов наркоконтроля
12 марта - День работников геодезии и картографии (второе воскресенье марта)
12 марта - День работников уголовно-исполнительной системы Минюста
18 марта - День налоговой полиции (25 лет!)
19 марта - День работников торговли, бытового обслуживания населения и жилищно-коммунального хозяйства (третье воскресенье марта)
19 марта - День моряка-подводника
20 марта - День свадебных салонов
20 марта - Международный день счастья
21 марта - Всемирный день поэзии
21 марта - Международный день лесов
23 марта - День работников гидрометеорологической службы России
25 марта - День работника культуры России
27 марта – День День войск национальной гвардии РФ (ранее -внутренних войск МВД России)
27 марта - Всемирный день театра
29 марта - День специалиста юридической службы

Это интересно:

Читать все статьи...