К 25-летию ФСНП России (2ая чаcть)

Уважаемые коллеги!
Продолжаем публикацию эксклюзивных материалов «первопроходцев» о создании и деятельности федеральных органов налоговой полиции России

Так создавалась Служба
(© Воспоминания генерал-майора ФСБ, генерал-лейтенанта налоговой полиции в отставке Валерия Борисовича Ямпольского. Окончание)

В этот период (ноябрь 1992 г. – начало 1993 г.- ред.) одним из важнейших этапов развития структуры стали работа над проектом Закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции» и процесс его рассмотрения Верховным Советом России.

Необходимость Закона вытекала из объективной реальности. Нельзя было идти дальше без единой законодательной базы, которая должна четко регламентировать наиболее важные вопросы статуса, оперативно-розыскной деятельности, взаимодействия с налоговыми инспекциями, спецслужбами и правоохранительными структурами, социальной защищённости офицеров и служащих.

Руководство ГНС не возражало в отношении разработки Закона, торопило нас с его подготовкой. В конце июля ещё 1992 года на заседании Коллегии ГНС РФ, на котором присутствовали и руководители ГУНРа, было принято решение о разработке проекта Концепции построения современной налоговой службы Российской Федерации. В проекте Концепции, подготовленном уже к середине августа, отдельным разделом рассматривались пути обеспечения эффективной деятельности подразделений налоговых расследований. В подразделе «Правовое обеспечение» подчёркивалась необходимость ускорения принятия Верховным Советом Российской Федерации закона о подразделениях налоговых расследований, причём служба в этих подразделениях должна приравниваться к военной службе.

В недрах ГУНРа в это же время родилась идея подготовки Государственной программы по формированию подразделений налоговых расследований на период до 1995 года. И даже разработаны основные направления проекта такой программы. Но идея Госпрограммы в отрыве от ГНС РФ объективно материализоваться не могла.

Основная нагрузка по подготовке проектов Закона, а их было, по моим подсчетам, семь, легла на только что скомплектованный юридический отдел и его руководителя В.А. Мизилина. Ещё раз вернулись к изучению зарубежного законодательства, посмотрели и отечественные законы, принятые уже в последние годы, в частности Закон о МЧС РФ.

Много спорили по поводу слов «полиция» и «милиция», поскольку слово «полиция» ассоциировалось у старшего поколения со словом «полицай», имеющее резко отрицательное значение со времён Второй мировой войны. Здесь нужно отдать должное Мизилину, который с присущей ему напористостью и убеждённостью сумел доказать, что этимологически именно название «налоговая полиция», а не «налоговая милиция» будет наиболее соответствовать функциям новой структуры. Так что именно Василия Авдеевича нужно считать родоначальником использования слова «полиция» в постсоветской России. Известно, что в последующем сотрудники образованного Госнаркоконтроля были названы полицейскими, а позже и милиционеры Министерства Внутренних дел переименованы в полицейских МВД РФ.

Окончательный вариант законопроекта «О налоговой полиции» и «Положения о прохождении службы в налоговой полиции» прошёл все необходимые согласования в подразделениях Правительства РФ, Администрации Президента РФ и в ноябре 1992 года внесен Президентом в Верховный Совет. Пять месяцев потребовалось для согласования проекта Закона и получения соответствующих заключений в комитетах Верховного Совета, юридической и редакционно-издательской службы.

Дебаты на слушаниях в Комитетах проходили бурно. Спорили не только по названию, но и по статусу, по степени дозволенности оперативных мероприятий, социальному обеспечению, финансированию и многому другому. В основном, при этих баталиях, удавалось отстоять все основные позиции проекта Закона. Отвергнуто предложение по приравниванию статуса налоговых полицейских к статусу военнослужащих. С подачи В. А Мизилина, офицеры налоговой полиции были приравнены к офицерам Министерства внутренних дел, то есть с присвоением так называемых специальных званий, наличием собственной формы и аналогичных условий прохождения службы.

30 апреля мы с В.А.Мизилиным поочередно встретились со всеми руководителями Комитетов Верховного Совета и получили их согласительные подписи на проекте Закона, тем самым привели процесс к последней стадии - непосредственному рассмотрению на заседаниях Верховного Совета.

Еще во время слушаний в Комитетах было обращено внимание, что ставящаяся проектом Закона перед налоговыми полицейскими задача выявления в налоговых структурах фактов коррупции вряд ли могла быть выполнена в соответствии с предъявляемыми требованиями, поскольку подразделения налоговых полицейских входили в состав налоговых органов и подчинялись их руководителям. Тогда и сформировалась идея выделения из налоговой службы, ликвидации приставки «при» (при налоговой службе).

Эта позиция появилась в самом последнем варианте Закона о налоговой полиции. Головным подразделением Верховного Совета по рассмотрению Закона и представления его депутатам была определена Комиссия Совета Республики по бюджету, планам, налогам и ценам, руководителем котором являлся А.П. Починок, а секретарём и председателем подкомиссии по налоговой политике С.Д.Шаталов. Починок представлял Закон депутатам при первом чтении, а Шаталов - при последующих четырёх.

Ни они, ни депутаты - члены Комиссии, так же как депутаты Комитетов по безопасности и обороне, правоохранительных органов, законодательству, не возражали, а поддерживали самостоятельность налоговой полиции. Но, не всё так просто. Возражало руководство Госналогслужбы и для большей убедительности своего мнения организовало направление в адрес Верховного Совета, его Председателя более двух десятков писем от руководителей налоговых инспекций краёв и областей с аргументацией категорического «нет» отделению Главного управления налоговых расследований от Госналогслужбы. Через секретариат Верховного Совета меня пригласили к его председателю Р.И. Хасбулатову. Это было в середине мая. Руслан Имранович принял меня, сидя за журнальным столиком своего кабинета. Расспросил о ГУНРе, результатах работы, восприятии депутатами Закона о налоговой полиции, причинах массированной акции направления писем руководителей налоговых инспекций в его адрес. Рассказал ему всё как есть. Выслушал молча, вопросов не задавал, был мрачен и выглядел очень уставшим. В заключение пожелал успехов в организации новой службы.

Эта концовка настроила на оптимистический лад. А Хазбулатова можно было понять - только недавно, в апреле, завершились два внеочередных съезда народных депутатов и референдум, в целом показавшие твёрдость позиций Верховного Совета и одновременно усиление конфронтации между Кремлём и Парламентом. Естественно, ему – лидеру сил, резко критиковавших реформы Е. Т. Гайдара, А.Б. Чубайса да и пришедшего в декабре 1992 года В.С. Черномырдина, надо было очевидно понять, что за новая структура появляется, причины возникновения акции с поступлением в Верховный Совет десятков писем по поводу рассматриваемого Закона о налоговой полиции. Нет ли здесь «душка» какой-либо провокации? Надеясь на то, что моя информация его успокоила, сообщил об этой встрече нашей боевой руководящей команде, и мы продолжили работу в депутатском корпусе.

В период следующих одно за другим чтений Закона, на чередовавшихся заседаниях Верховного Совета, согласования и редактирования поправок у нас было много встреч с депутатами. В этом значительно помог и В.К.Панкин, которого знали несколько депутатов из разных Комитетов. К нам с В.К.Панкиным, не говоря о В.А. Мизилине, покидавшем заседание Парламента вместе с последним депутатом, присоединился и Ю.В.Чичелов, ранее руководивший органами госбезопасности в нескольких областях и знакомый с депутатами из этих мест. Эти встречи, а их было немало, показали, что подавляющее большинство депутатского корпуса целиком «за» организацию новой правоохранительной структуры.

Пятое чтение было завершающим. Закон Российской Федерации «О Федеральных органах налоговой полиции» был принят единогласно при одном «против». Как потом высказывались депутаты, подобного голосования до этого не было. Считаю, что энтузиазм, эмоциональная настроенность на свершение правого дела сотрудников, встречавшихся с депутатами во время работы в Верховном Совете, передались и им, депутатам, что и вызвало такое редкое единодушие.

Буквально за день до этого, в кабинете у С.Д. Шаталова, спорили с руководителем Госналогслужбы В.В. Гусевым (И.Н. Лазарев как-то незаметно в марте покинул должность первого руководителя ГНС РФ) о формулировке в Законе позиции по разграничению функций налоговых органов и налоговой полиции и их взаимодействия. Вопрос был сложный, В.В. Гусев приводил свои аргументы, все еще рассчитывая, что депутаты не поддержат отделение налоговой полиции от Госналогслужбы. С.Д. Шаталов* в большей степени, исходя из правильности принимаемых решений, склонялся на нашу сторону, что позволило окончательно убедить В.В. Гусева и остановиться на более «разделительной» для двух структур формулировки этой важной позиции Закона.

Закон был принят 20 мая 1993 года и в тот же день Верховный Совет утвердил Положение о прохождение службы в органах налоговой полиции. Законом на органы налоговой полиции возложены три задачи: -- выявление, предупреждение и пресечение налоговых преступлений и правонарушений;
-- обеспечение безопасности деятельности государственных налоговых инспекций, защита их сотрудников от противоправных посягательств при исполнении служебных обязанностей;
-- предупреждение, выявление и пресечение коррупции в налоговых органах.

Задач не много, но чтобы их решить, да ещё и хорошо решить, необходимо сделать очень многое. Мы все и были настроены именно на активную, бескомпромиссную работу. Но, стоп! Здесь появились некоторые нюансы.

Из Верховного Совета поздно вечером поехал на Неглинку, к В.Гусеву. Застал его на рабочем месте – он только что отпустил своих заместителей, с которыми обсуждал ситуацию с принятием Закона о налоговой полиции. Встретил тепло, с сожалением говорил о решении депутатов, нашем отделении. Обсудили и возможные варианты работы уже в русле принятых законодательных актов. Выпили чаю и по рюмке коньяка.

Но видимость товарищеских отношений была обманчива - за активную законотворческую деятельность руководство Госналогслужбы ( Ю. Бачурин и В. Гусев) нас «наградило» : меня и В. Мизилина уволили из ГУНРа старым числом. Пришлось на какое-то время перейти на «полулегальную» деятельность с настроением, которое свойственно для подобных случаев. В выделенном мне с сотоварищи кабинете на 5 этаже Маросейки, 12 , где ещё не разместился никто из руководителей ГУНРа, работал только один городской телефон, номер которого был известен небольшому кругу лиц. На службу приезжал общественным транспортом, в здание заходил не с центрального входа, в общем всемерно делал вид, что меня нет.

* Сергей Дмитриевич Шаталов – Народный депутат России от Пскова, после ликвидации Верховного Совета возглавил рабочую группу по разработке Налогового кодекса России, с 1995 года по январь 2016 года, с двухлетним перерывом, работал заместителем министра финансов (статс-секретарем) Сомневаюсь, что кто-то лучше него владеет знаниями о налоговой системе России. Глубоко порядочный, честный, уравновешенный, безгранично трудолюбивый человек, редкий образец руководителя высокого уровня.

В течение дня занимался вопросами отдельных оперативных разработок, которые требовали внимания руководства. А в один из таких дней раздался звонок по телефону, номер которого мало кто знал. Звонивший представился - Макаров Андрей Михайлович - руководитель управления по обеспечению деятельности Межведомственной комиссии Совета безопасности Российской Федерации по борьбе с организованной преступностью и коррупцией в высших эшелонах власти «Валерий Борисович, знаю, что Вы в настоящее время не у дел, а как у Вас, есть контакты с оперативными сотрудниками?» «Конечно»,- отвечаю. «Тогда прошу зайти ко мне, есть для Вас поручение».

Как снег на голову! Откуда знают телефон? И что не у дел? И какое поручение? О том, что начался очередной виток борьбы с коррупцией, тем более в высших эшелонах власти, конечно же, слышал. И что в конце апреля образовано новое подразделение с таким длинным названием тоже. А вот, что возглавляет его Макаров, известный как адвокат - защитник по уголовному делу Ю.Чурбанова, как -то пропустил.

Пошёл. Размещался А.М. Макаров в одном из зданий Кремля. В приемной, куда пришлось приходить ещё несколько раз, было всегда людно. Можно было встретить А.Коржакова , Н.Голушко, министра юстиции и многих известных в то время личностей. В самом кабинете Макарова тоже были люди. За журнальным столиком в углу незнакомый человек в очках прослушивал аудиозапись опроса (или допроса) Димы Якубовского («генерала Димы»), происходившего чуть ли не в аэропорту, где его удалось временно задержать. Обстановка броуновского движения, быстрого принятия решений очень напоминало обстановку весны 1992 в наших кабинетах и на Лубянке, и на Неглинке.

Просьба с его стороны касалась необходимости документирования факта приобретения одним высокопоставленным чиновником за рубежом вещей на огромную по тем временам сумму в валюте. Следы от этой покупки должны были проявиться и в Москве. Оперативники, которых пригласил посоветоваться по этому вопросу, с удовольствием взялись поработать и распутать эту историю. За неделю они справились и даже заполучили копии необходимых документов, которые были вручены Макарову.

Андрей Михайлович был в курсе происходивших на Маросейке событий, сказал, что в ближайшее время Президент России утвердит Закон «О Федеральных органах налоговой полиции» и будут рассмотрены кандидатуры на должность руководителя Департамента налоговой полиции.

Все так и было, только несколько растянуто по срокам. 24 июня Президент России утвердил принятые Верховным Советом Закон «О Федеральных органах налоговой полиции», а вступил он в действие 15 июля, со дня опубликования.

Указом Президента РФ Алмазов Сергей Николаевич назначен И. О. директора Департамента налоговой полиции с 11 августа, а 24 сентября без приставки назначен на эту должность. Рассматривалась и моя кандидатура, но по формальному обстоятельству (проходил свидетелем по уголовному делу о том самом газовом оружии), была отвергнута. Об этом мне рассказал А.М. Макаров. Не могли, очевидно, забыть и мою активность при подготовке заседания Конституционного Суда в январе 1992 года по рассмотрению Указа Президента РФ об образовании МБВД.

С принятием Закона «О федеральных органах налоговой полиции» и вступления его в силу, начался очередной, новый этап становления структуры налоговой полиции, как самостоятельного правоохранительного органа, специализирующегося на раскрытии и расследовании преступлений в налоговой сфере. Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 11 октября 1993 года № 1037 утверждено Положение о Департаменте налоговой полиции и Перечень должностей, по которым присваиваются специальные звания сотрудникам налоговой полиции; установлена штатная численность (на 1 января 1994 года - 21500 единиц; на 1 января 1995 года - 43800 единиц), количество заместителей директора Департамента - шесть единиц, в том числе один первый, и Коллегия в количестве 15 человек (председатель Коллегии - директор Департамента).

По представлению директора Департамента С.Н. Алмазова Правительством РФ были назначены заместители директора ДНП РФ - В. К. Панкин, Ю.В. Чичелов, В.Б. Ямпольский, несколько позже - Н.Н.Кузнецов и А.И. Фирсов. В феврале 1994 года мне присвоено звание генерал-лейтенант налоговой полиции, а в апреле того же года - назначили на должность Первого Заместителя директора Департамента. Главное управление налоговых расследований, превратившись в Департамент налоговой полиции (на правах Государственного комитета), приобрело совершенно иной статус и права. И это сказалось на всей вертикали руководства подразделениями налоговой полиции. Новое место налоговой полиции в иерархии органов исполнительной власти, безусловно, было замечено и руководителями республик, краёв и областей. Общаясь напрямую с начальниками территориальных подразделений налоговой полиции и видя конкретные результаты их работы по пополнению бюджета, в том числе и местного, руководители администраций с большим вниманием воспринимали их нужды. Уже к середине 1994 года практически на всех территории России налоговые полицейские были обеспечены служебными помещениями, включая городские и районные отделы, отремонтировали, во многих построили новые.

Продолжалось развитие структуры по всем направлениям. Ю.В. Чичелов высказал пожелание поучаствовать мне и В.К. Панкину в беседе с подобранным кандидатом на должность руководителя Центра общественных связей. Собрались у меня в кабинете, познакомились с Н.Я. Медведевым - заместителем Главного редактора газеты «Красная Звезда», руководителем пресс-центра Министерства обороны. Медведев охотно отвечал на вопросы, рассказывал о себе, выражал готовность создать планируемый Центр. Юрий Васильевич убедил нас, что лучшего кандидата мы вряд ли найдём. Так появился Центр общественных связей ДНП РФ во главе с полковником Н. Медведевым. До этого, с осени 1992 года, работой с прессой и ТV занимался один сотрудник ГУНРа - журналист по образованию Наталия Липатова, при необходимости используя возможности соответствующего отдела ГНС РФ. Уже позже появились сотрудники И. Сас, А. Ушар, Н. Иванов и другие способные журналисты. В июле 1994 года вышел первый номер газеты ДНП – «Налоговая полиция». Ежедневно печатались «дайджесты», которые аккумулировали информацию ведущих печатных изданий, так или иначе отражающую деятельность налоговой полиции. Сотрудники группы подготовки В. Пилипенко, теперь уже управления кадров ДНП РФ, возглавляемого С.Ледовским , продолжал активно работать по подготовке и переподготовке кадров оперативных работников. Действовали курсы в учебных центрах МВД и СВР РФ, начались занятия в Институте налоговой полиции на базе Финансовой академии при Правительстве РФ, в Санкт-Петербурге открылся Центр подготовки сотрудников органов налоговой полиции.

Сели за парту и мы - руководители Департамента. Для нас, при московской налоговой инспекции, тогда она размещалась, на Варварке, организовали трёхмесячные курсы вечерней формы обучения. Пять раз в неделю мы должны были изучать налогообложение, бухгалтерский учёт, проходить компьютерный ликбез, принципы информатизации. Как правило, и директор Департамента и заместители занимались регулярно, за исключением случаев форс-мажора, вызовов в Правительство, либо оперативной необходимости.

Активно работал и оперативный блок Департамента налоговой полиции и в центре и на местах. В известной степени стратегия и тактика оперативных подходов зависела и от экономической ситуации, а она лучше не становилась. Прекращалось финансирование программ, производство продолжало заметно падать, резко возрастала безработица. Ничего хорошего не принесла и либерализация цен - люди разом потеряли накопленные средства, то же самое и со свободным хождением иностранной валюты. Инвестиции, если и имели место, то в основном в добычу и первичную переработку сырья. Плюс кризис неплатежей. Всё это порождало резкое снижение материального благосостояния, развитие бедности и обнищание населения.

Естественно, народ российский пошел во все тяжкие - кто занялся «челночным» бизнесом (таких было сотни тысяч), кто открывал свое торговое дело, а другие зарабатывали на его «крышевании», кто-то пытался наладить частный бизнес в иных сферах, «прислониться» к «хорошо» придуманному процессу приватизации («продам ваучеры», «куплю ваучеры»), а кто-то хотел просто быстро разбогатеть, получив максимум при минимальных затратах. Вот тогда то и появились финансовые пирамиды. Кооператив «МММ» один из первых. Про него достаточно хорошо известно и о работе оперативных сотрудников ДНП по г. Москве вместе с сотрудниками центрального аппарата и о передаче в ГУВД г. Москвы возбужденного нами уголовного дела, и о его прекращении, и об отмене прокуратурой через полгода постановления об этом прекращении. И, наконец, поймали «Инвест-Консалтинг», одно из структурных подразделений «МММ» на занижении прибыли в размере 24,5 миллиарда старых рублей. С. Мавроди долго «выкуривали» из квартиры и, несмотря на уговоры В.К. Панкина, прибывшего на место, дверь он так и не открыл. Пришлось впервые, применять спецназ и «входить» к нему в квартиру через окна, спустившись с крыши. На второй день после задержания С. Мавроди, мне пришлось видеть, как взрезали «болгаркой» железную дверь в одном из помещений, арендованных «МММ». В продолговатой комнате по всей длине правой стены, от пола до потолка были построены металлические шкафы. Вскрыли. Полки всех шкафов были забиты отпечатанными типографским способом бумагами, похожими на денежные знаки, только с портретами С. Мавроди. По полученной информации, этот весьма амбициозный человек, строил планы введения нового платёжного документа - валюты со своим изображением, имея в виду постепенное вытеснение рублёвой массы.

И ещё один малоизвестный факт. В личной охране С. Мавроди работали три офицера из Главного управления охраны (нынешнее ФСО РФ). Когда это выяснилось, позвонили руководству, нас попросили не предавать гласности это обстоятельство и обещали принять к этим офицерам соответствующие меры. Надеюсь, что приняли.

Несмотря на то, что события, связанные с «МММ» затронули интересы около 10 миллионов человек, и что всё это широко освещалось телевидением и прессой, люди никаких уроков для себя не вынесли. Ох уж эта психология: « а вот мне-то как раз и повезёт»! Так продолжали думать ещё не обманутые и шли и шли участвовать в очередных «пирамидах». Это и В. Соловьёва, продававшая автомобили за внесённые полцены и обещавшая 100- процентную прибыль от депозитных вложений. Налоги не платились пока не заставили - за 1993 год выплатила в казну без малого 2 миллиарда рублей. Вспомним и «Русский Дом Селенга», получивший сотни миллиардов рублей от населения в более чем семидесяти городах России и т.п.

Эти и другие подобные примеры не только расширяли кругозор оперативников и прибавляли опыта работы, но и вскрывали методы первичного, «черного» накопления капитала при ещё только что зарождающейся рыночной экономике.

Как-то неприятно резанули события 3 октября. Как правоохранительная структура в сфере налоговых преступлений, мы к происходившим событиям не привлекались ни одной из противоборствующих сторон. Но, считали, что до кровавой бойни допускать было нельзя. Только-только народ стал вживаться в понятие «демократия» - и вот нате вам! Расстрел из тяжёлых танков! Не думаю, что не было иных вариантов. Хотя бы ещё один референдум в сентябре или октябре с вопросами о том, какой быть Российской Федерации - президентско-парламентской, или парламентско-президентской? Из депутатского корпуса к нам перешёл Н.Н. Кузнецов - из Комитета по обороне и безопасности (председатель С. Степашин) и другой депутат - из Комитета по правоохранительным органам (председатель комитета - А. Аслаханов), который отлежал несколько месяцев в госпитале, после того, как его «встретили» на выходе из Белого дома его коллеги из МВД. И если Н. Кузнецова мы пригласили сами, (он многое сделал для законодательного обеспечения деятельности налоговой полиции), то второй депутат пришёл сам и попросился на любую должность, ранее. был оперативником в органах МВД и не мог психологически вернуться туда на службу.

В декабре 1993 года состоялось первое заседание Коллегии ДНП России. С.Н. Алмазова куда-то вызвали и он попросил провести Коллегию меня. В члены коллегии вошли директор Департамента (Председатель Коллегии), его заместители, а также руководители территориальных органов: Б.С.Добрушкин (г. Москва), А.Д.Шитов (Московская область), Г.С.Полтавченко (Санкт-Петербург), А.А.Нефёдов (Ленинградская область), В.И.Пархоменко (Хабаровский край), Е.К. Федоров (Ставропольский край), В.И.Миточкин (Республика Мордовия), С.И. Мишин (Республика Татарстан), В.Г.Лозовский (Ростовская область), В.М.Гонгадзе (Воронежская область), А.П.Сурков (Челябинская область), то есть те руководители, которые с 1992 года проявили себя как наиболее инициативные и талантливые организаторы, добившиеся за непродолжительное время ощутимых результатов.

В этой связи нельзя не отметить ряд других способных руководителей территориальных органов – А.Т.Авдеева (Калужская область), В.В.Золотова (Вологодская область), В.К.Калачихина (Владимирскя область), Э.В.Кульмухаметова (Республика Башкортостан), А.М.Левашова (Сахалинская область), А.М. Сайдулаева (Республика Дагестан), Б.Б.Салпагарова (Карачаево-Черкесская Республика), А.Х.Хаупшева (Кабардино-Балкарская Республика), В.В.Глухов и Н.П.Горбунчиков (Чувашская Республика).

Уже в тот период были поползновения на присоединение налоговой полиции к МВД или Минфину. И это были не только слухи. Кто-то из сотрудников МВД, прикомандированный к Совету безопасности РФ, подготовил по этому поводу записку, которая где-то там, во властных структурах «ходила». На мою информацию об этом члены коллегии довольно зашушукались и только один из руководителей не в шутку, а всерьез заявил: «Действительно, а почему бы нам не вернуться под крыло налоговой инспекции?» Услышав резкие высказывания по своему заявлению, как-то пристыженно затих. Весной 1994 года в г. Пятигорске состоялось двухдневное совещание по практике применения согласованной с Министерством юстиции Инструкции по оперативно-розыскной работе. На совещании присутствовали все заместители руководителей территориальных органов, курирующие оперативные подразделения, начальники оперативных отделов. Собралось где-то человек 150 непосредственных организаторов процесса оперативной работы.

Так как мне, в основном в течение всей службы в налоговой полиции пришлось курировать непосредственно оперативную и оперативно-техническую работу, то, естественно, и проведение этого совещания было поручено мне.

Над Инструкцией работала небольшая группа сотрудников и юристов под руководством Н.В. Косарева. Работали почти год, много спорили, хотели сделать труд оперативного работника более раскрепощенным, не втиснутым в жестокие рамки «от» и «до», без множества отчётных справок и тому подобных бюрократических догм. Были предложения вообще заменить слово «агент» на другое, не так скомпрометировавшее себя в течение последних двух столетий. Что-то удалось, что-то не очень. Но, то, что Инструкция, наконец-то, «родилась» и утверждена Министерством юстиции - несомненная заслуга Николая Валентиновича Косарева.

На совещании было обсуждено множество вопросов практической оперативной работы, вытекавших их положений Инструкции. Все участники поняли, что и как надо делать именно применительно к оперативно - розыскной деятельности в налоговой полиции. Не понявших что-то или неудовлетворённых не было.

Получила своё развитие и организация оперативно-технических мероприятий. Их результативность в 1992 году и значительной части 93 года была невелика из-за отсутствия собственной базы у этого подразделения. При необходимости, а она возникала всё чаще и чаще, Виктор Александрович Захаркин и его боевые заместители использовали возможности МБ РФ, с которым был заключён соответствующий договор. Однако, практически всегда, надо было ждать нашей очереди, увы, «зелёной улицы» у нас не было.

Но, тут обстоятельства сложились таким образом, что напрашивалось определение - «повезло». Соответствующее оперативно-техническое подразделение МБ строило для себя более комфортное помещение в одном из районов столицы, а средств у них катастрофически не хватало. В.А.Захаркин и руководитель его же уровня в МБ выяснили, что возможно улучшить положение обеих структур: ДНП РФ по частям вносит средства на строительство, а МБ РФ представляет нам помещение, в котором размещалась их служба.

В решении этого важнейшего для налоговой полиции вопроса велика роль С.Н.Алмазова, который вместе с Захаркиным вышел на заместителя министра безопасности, курировавшего это подразделение и, как говорится, ударили по рукам - заключили соглашение на эту тему с графиком платежей с нашей стороны, и графиком соответствующего постепенного отселения их сотрудников из передаваемого нам здания. Так и получили мы в оперативное управление прекрасный особняк в самом центре Москвы. Еще одно помещение – для криминалистов - помог «выбить» юрисконсульт ОТПУ В.М.Вершинин. Виктор Александрович Захаркин не счёл зазорным переманить из МБ РФ несколько специалистов, и проблема с оперативно-техническими мероприятиями была снята.

В поисках самых последних технических новинок на этом направлении вместе с В. А. Захаркиным побывали в Лондоне, где у третьего участника командировки, нашего коллеги по службе в органах безопасности, были деловые уже бизнес- контакты, с бывшими сотрудниками спецслужб Великобритании. Надо отдать должное этим контактам - они устроили для нас демонстрацию новинок, не стесняясь показывать последние разработки, в том числе по прослушиванию только появившихся мобильных телефонов. Определились с техникой, которую хотелось бы получить, и удовлетворенные вернулись в Москву. Однако порыв британских офицеров-отставников помочь нам, а заодно и заработать, был реализован лишь частично, так как они столкнулись с необходимостью получения разрешения Правительства Великобритании на вывоз ряда технических устройств, выбранных нами. Естественно, что проходить такой путь из них никто не взялся. Вместе с тем, трёхдневная командировка не прошла даром: кое-что мы всё-таки приобрели и даже частично поделились со спецслужбами Главного управления охраны РФ.

Был еще ряд командировок и в Великобританию, и во Францию, и в Бельгию, и в Швецию с целью завязать контакты с аналогичными налоговой полиции спецслужбами этих стран. Должен отметить, что на первых встречах нас встречали с предубеждением и достаточно напряженно. В ходе бесед выяснилось, что о структуре и руководителях многое знают, и относятся, как к сотрудникам - «гебистам», сделавших еще одна «крышу» для маскировки своей деятельности. Требовалось достаточно много усилий, чтобы переубедить встречавших нас руководителей в ошибочности сложившегося у них мнения. В конце концов, они начинали улыбаться, становились приветливыми и разговорчивыми. Насколько в каждом конкретном случае они верили нам (или делали вид, что верят) понять было трудно, но, как правило, в конечном итоге, договаривались об обмене оперативной информацией, без права ее использования в судебных процессах.

А на большее мы тогда и права не имели. Только в декабре 1994 г Правительство приняло Постановление «О заключении соглашений между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства». Постановлением был одобрен подготовленный Департаментом налоговой полиции РФ проект Соглашения. И только в апреле 1995 года в Ташкенте директор ДПН России С.Н. Алмазов, по поручению Правительства Российской Федерации подписал межправительственное соглашение на эту тему с Ш. Гатаулиным, председателем Госналогкомитета Республики Узбекистан.

Запомнилась командировка в Бразилию. В состав небольшой делегации входили В. Гонгадзе, начальник управления ДПН РФ по Воронежской области, начальник отдела по работе с банками оперативного управления ДПН РФ и я, как руководитель. В Бразилиа - столице государства к нам присоединился сотрудник Посольства России в Бразилии.

Мы посетили все ведомства, которые хоть как-то имели отношение к налоговым преступлениям или информации о налогоплательщиках, в том числе, министерство финансов, министерство полиции, налоговую службу. Договорились о контактах и обмене информацией. При встречах с руководством фонда, поддерживающего отношения с русской диаспорой и нацеленного на сотрудничество еще с СССР, нам были высказаны горькие упрёки, что новая Россия совсем свернула сотрудничество с Бразилией, несмотря на большую схожесть и по природным ресурсам, и по количеству населения, и по стремлению бразильцев, в том числе и руководства, к расширению контактов с Россией и освобождению от гнетущего влияния США. При отъезде посол России в Бразилии принял нас и поблагодарил за то, что мы смогли сделать (он же направил благодарственную телеграмму руководству МИД России).

А в ноябре 1995 года нам, вместе с В.К. Панкиным и В.С. Лесковым (в то время начальником управления расследований), пришлось завершать большую работу, проведенную С.Фроловым и В. Лесковым в Государственной Думе Российской Федерации по подготовке к рассмотрению Закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О Федеральных органах налоговой полиции» и Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР. Речь шла о предоставлении ДНП РФ права осуществлять предварительное следствие, проводить документальные судебно-экономические и криминалистические экспертизы. Втроём мы встретились с руководителями фракций Государственной Думы Зюгановым, Жириновским, Бабуриным и другими руководителями, с рядом знакомых депутатов. Все они поддержали вносимые в наш Закон поправки, рассмотрели их на заседаниях комитетов, считая, что без собственного следствия мы останемся беззубыми.

Это так и было. Сотрудники управления расследований ДНП РФ все это время работали как дознаватели, то есть рассматривали представляемые оперативными подразделениями материалы и принимали решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовных дел по соответствующим статьям УК РФ по налоговым преступлениям. Материалов рассматривали много, а уголовные дела передавали в прокуратуру для определения подследственности или следователям МВД. Из возбуждавшихся органами дознания налоговой полиции уголовных дел, Отношения к этим делам было соответственное. Только 5-10% доходили до суда, то есть другим правоохранительным органам наши дела были не интересны. Да и расследовать их не умели. Поэтому предварительное следствие для налоговой полиции было необходимо как воздух и всё к рассмотрению Закона по этому вопросу было подготовлено.

Закон о поправках был принят 15 ноября 1995 года, им же было изменено и название налоговой полиции - из Департамента она превратилась в Федеральную службу налоговой полиции России. Подписан Президентом РФ 17 декабря, а вступил в силу - на следующий день.

В конце года Председатель Правительства РФ В.С.Черномырдин по собственной инициативе ввел еще одну должность заместителя директора ДНПРФ и назначил на нее, с согласия руководства Департамента, У.Д. Автурханова – председателя Временного совета, а затем Комитета национального согласия Чеченской республики.

Несколько раньше заместителем Директора ДНП РФ стал В.И.Волковский, до этого занимавший должность начальника Управления налоговой полиции по Новосибирской области. До этого мне с группой сотрудников мне пришлось побывать в командировке в Новосибирской и Кемеровской областях. Решая оперативные вопросы, выполнил и просьбу С.Н.Алмазова – «посмотреть» как справляется с руководством управлением В.Волковский. Встретился со многими руководителями города и области, а также Академгородка, оборонных предприятий и общественных организаций. Все без исключения отозвались о нем только положительно. Хорошие отзывы были и в коллективе управления. Так Василий Иванович был назначен на должность заместителя Директора ДНП РФ. Конечно же, С.Алмазов рассчитывал на более комфортную совместную с ним работу, поскольку хорошо его знал как своего заместителя во время службы в УКГБ Новосибирской области. Так и получилось.

Вот пожалуй и всё. В начале декабря средства массовой информации сообщили об Указе Президента РФ, которым меня без объяснения причин освободили от должности 1-го заместителя Директора тогда еще ДНП РФ. Причина в основном одна: Ямпольский стал как-то неудобен слишком многим. Отказался принимать руководителя одной из крупнейших нефтяных компаний. Не смог выполнить просьбу А.Коржакова о помощи руководству сборной России по хоккею, а без уважения к нашей сборной относиться просто невозможно. Однако Указ Президента РФ, которым команда освобождалась практически от всех налогов, не предусматривал её освобождение от налога на прибыль, а именно этого хотело руководство сборной. Пришлось вместе с всемирно известными хоккеистами и А.В.Тарасовым вчитываться в положения Указа и осознавать, что на уровне налоговой полиции выполнить их желание невозможно. Ничего не получилось и у «Юкоса», зарегистрировавшего в одной из областей более полутора десятка фирм, через которые осуществлялась неуставная деятельность. И хотя местный бюджет получал свои налоги, многие остальные в бюджет не попадали. Руководству «Юкоса» было разъяснено, что продолжение «серой» схемы ухода от выплаты налогов в ближайшее время приведет к возбуждению уголовного дела. Деятельность этих фирм была прекращена.

Большим «минусом» явилась для Ямпольского и работа по оперативной информации о предстоящей транзакции с Запада. Поскольку готовилась она скрытно, без надлежащих санкций и не предусматривала даже минимального налогообложения, пришлось принимать меры к выяснению всех обстоятельств её подготовки и проведения. Был подписан совместный со Службой охраны РФ план оперативных мероприятий, предусматривающий внедрение офицера налоговой полиции под прикрытием приобретения оперативного источника и т.п. Подписали этот план Г.Г.Рогозин, заместитель А.Коржакова и В.Ямпольский. Основные оперативные мероприятия были проведены, получены документы, подтверждающие имеющуюся информацию. Но из того факта, что информация о транзакции стала нам известна, вытекала невозможность её реализации. Люди, стоявшие за исполнителями, нам, естественно, не аплодировали. Ямпольский, мол, виноват. Дошло до того, что однажды в коридоре Белого дома после одного из заседаний правительства кто-то из заместителей Председателя прямо спросил у С.Алмазова- «а кто такой Ямпольский?».

Это всё «де-факто», а «де-юре»: перед выходом Указа Президента РФ мною был написан рапорт на имя Директора ДНП РФ об увольнении со службы по достижению выслуги лет и неважному состоянию здоровья.

После завершения службы в налоговой полиции мне пришлось в течение восьми лет заниматься работой в Экспертно-консультативном Совете по проблемам национальной безопасности при Председателе Государственной Думы РФ, затем поочередно – советником в двух бизнес-структурах, генеральным директором фирмы по безопасности иностранных инвестиций. И непременно, узнав, что ранее являлся одним из организаторов налоговой полиции, самые разные по профессиональной принадлежности, интеллектуальному развитию люди обращались ко мне с вопросом; «Почему была упразднена налоговая полиция?». Действительно, правоохранительная структура, затраты бюджета на которую многократно ниже, чем доначисляемые в результате её работы средства, по элементарной логике должна была существовать и развиваться. Давно ведь известно, что курицу, несущую золотые яйца, не убивают, как правило. Но этот случай попал в разряд исключений. Можно предположить, что это была оперативная комбинация, предусматривающая введение в заблуждение активных в то время олигархов. Успокоить их, ну а уж потом…

P.S. Перечитал подготовленный более двух лет тому назад этот материал и ничего не захотел изменить. Всё это было в действительности и именно так.
Пользуясь возможностью, поздравляю генералов, офицеров, всех сотрудников органов налоговой полиции с 25-летием! Именно столько лет назад (по цифрам давно, а по жизни – вот оно, вчера) мы начинали создавать в России никому не известную правоохранительную структуру. Многое испытали, многое узнали! И ведь создали! Огромная благодарность всем, кто успешно решал поставленные задачи, преодолевая многочисленные препятствия первых лет. С праздником!
Долгих лет во здравии и благополучии!

В.Ямпольский

Объявления:

Обращение от Лескова Валерия
Уважаемые друзья!
Я добровольно слагаю с себя полномочия по поиску, редактированию и размещению информации во всех разделах сайта, в том числе материалов ветеранов налоговой полиции, первопроходцев, посвященных 25-летию налоговой полиции, поздравлений с праздниками и днями рождений, на жизненно важные темы. Занимался этой непростой работой, отнимавшей уйму времени и сил более 3 лет, на общественных началах. Причина: на сайте накануне праздника стала появляться непроверенная, абсолютно необъективная, недопустимая и «корявая» информация, порочащая ряд достойных и уважаемых всеми ветеранов (т.н. «протокол» и «распоряжение»). Буду рад, если новый ответственный за сайт сделает его более информативным и интересным. Спасибо всем корреспондентам и авторам. По всем вопросам следует обращаться к Вершинину В.М., его E-mail: .

--------------------------------------------

Уважаемые друзья!
Обращением Директора ФСНП РФ С.Н.Алмазова наш цикл воспоминаний и очерков, посвященных 25-летию Службы, не заканчивается. Убедительная просьба к посетителям сайта направить имеющиеся материалы о работе в налоговой полиции (до 10 листов). Мы их обязательно разместим на нашем сайте. Желательно прислать и фотографии. E-mail: .
--------------------------------------------


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Вопрос-ответ:

Льгота для одного. Живём с сыном в приватизированной двухкомнатной квартире, владеем ей в равных долях. Планирую оформить дарственную на сына, так как хочу, чтобы квартира досталась только ему. Но при этом очень не хочу потерять имеющиеся у меня льготы по

К сожалению, нет. Льготы по оплате услуг ЖКХ, как правило, являются адресными и в силу этого прочно «привязаны» к конкретному получателю, имеющему на них право. Соответственно, с утратой права собственности (а именно это и произойдёт после оформления договора дарения) исчезнет и право на получение льгот. Тем не менее есть вариант подумать о том, чтобы вместо дарственной написать завещание на сына. В этом случае право собственности на вашу долю он получит только после открытия наследства, а все текущие льготы сохранятся до конца вашей жизни.

«У меня угнали автомобиль больше года назад, но из налоговой инспекции пришло требование погасить транспортный налог. Обязан ли я платить налог, если мною было написано заявление в полицию, и по данному факту возбуждено уголовное дело?» Алексей В.

В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 358 Налогового кодекса Российской Федерации транспортные средства, находящиеся в розыске, при условии подтверждения факта их угона (кражи) документом, выдаваемым уполномоченным органом, не являются объектом налогообложения. Для того чтобы не платить налог, необходимо представить в налоговую инспекцию справку об угоне зарегистрированного транспортного средства, выданную органом внутренних дел, который осуществляет следствие по делу. Льготы по транспортному налогу перечислены по адресу: http://zakon-auto.ru/info/autonalog/lgoty.php#lgota

Памятные даты, Март

1 марта - День эксперта-криминалиста
3 марта - Всемирный день писателя
8 марта - Международный женский день
11 марта - День работника органов наркоконтроля
12 марта - День работников геодезии и картографии (второе воскресенье марта)
12 марта - День работников уголовно-исполнительной системы Минюста
18 марта - День налоговой полиции (25 лет!)
19 марта - День работников торговли, бытового обслуживания населения и жилищно-коммунального хозяйства (третье воскресенье марта)
19 марта - День моряка-подводника
20 марта - День свадебных салонов
20 марта - Международный день счастья
21 марта - Всемирный день поэзии
21 марта - Международный день лесов
23 марта - День работников гидрометеорологической службы России
25 марта - День работника культуры России
27 марта – День День войск национальной гвардии РФ (ранее -внутренних войск МВД России)
27 марта - Всемирный день театра
29 марта - День специалиста юридической службы

Это интересно:

Читать все статьи...